История

Село Николо-Александровское (Десятое, Стрепетово)

Село молодое. Основано в 1905 году на десятом участке Государствен­ных земель (черных), в балке Курунта. Поэтому село часто называют Де­сятое. Весной сюда, на свободные земли, хлынула масса безземельных кре­стьян из окрестных смел и Центральной России. Вначале образовался не­большой хутор, получивший название Стрепетово, потому что здесь было много стрепетов. Об этом свидетельствует архивный документ, данный в книге Николая Жерлицына «Изгибы судьбы», изданной «Воскресеньем» в 2001 году. На странице 13 сказано:

«Письмо МВД Ставропольской губернии по губернскому присут­ствию от 16 ноября 1905 года № 1297 земскому начальнику 1-го участка Прасковейского уезда: «Возлагается строгий контроль заселения Стре­петово лицами, имеющим и право на водворение, определить и тех, кото­рые водворялись ранее. Губернатор генерал-майор Свечин». Далее на стра­нице 13 так записано: «...сход села Стрепетово 22 февраля 1906 года». Так произошло наименование села Николо-Александровское.
Местный житель И. Попов в 1924 году так его описывал: «Десятое — крупный населенный пункт. Расположено оно по обеим сторонам неглу­бокой, заросшей бурьяном балки Курунта и тянется на протяжении девя­ти верст. Маленькие, наспех построенные мазанки разбросаны на поря­дочном друг от друга расстоянии. Хаты и надворные постройки сделаны из глины, глиной и покрыты. Даже изгороди делали из глиняных глыб.

Сейчас село находится в девятнадцати километрах от райцентра -села Левокумского. В результате массового переселения крестьян село быстро росло. В 1909 году в нем насчитывалось 820 дворов, в которыхпроживало 8509 человек. В 1921 году здесь проживало 6667 человек. Согласно переписи населения 1959 года в селе насчитывалось 2313 жи­телей, а по переписи 1989 года — 465 дворов, в которых проживало 1572 человека, в том числе 761 мужчина и 811 женщин.

Первые поселенцы занимались земледелием и скотоводством. Они вы­ращивали пшеницу, рожь, ячмень, просо, лен-кудряш. В округе были об­ширные пастбища, где паслись стада крупного рогатого скота, овец,табуны лошадей.

Землю обрабатывали примитивными орудиями: сохами, деревянны­ми боронами, сеяли вручную, убирали хлеб косами и серпами, а моло­тили цепами и зубовидными катками. Урожаи зерновых получали очень низкие, особенно в засушливые годы, которых было больше, чем неза­сушливых. Даже в урожайные годы не всегда хватало хлеба. Основным топливом в хатах были курай и кизяки. Дети всю зиму сидели на печах. Земляные полы в это время устилали соломой. Здесь же ютились толь­ко что родившиеся телята, ягнята и другая живность.
Много вреда приносили суслики, полевые мыши и саранча, тучами налетавшая с целинных калмыцких степей. Посевы погибали от летнего зноя и астраханских ветров-суховеев. Среднегодовая сумма осадков со­ставляла лишь 264 мм. Для питья использовали воду из колодцев, кото­рых в селе было множество. Однако воды для скота, как правило, не хва­тало. В 1914 году в селе вручную вырыли две артезианские скважины,которые через два года засорились и прекратили существование. И только в 1935 году была создана и поныне действующая скважина, а в 1937 году — вторая. Это в некоторой степени облегчало положение с водой.

До победы Советской власти в селе было волостное правление, в кото­ром заседали богатые крестьяне. Возглавлялось оно старостой. В настоящее время селом управляет исполком сельского Совета во главе с его пред­седателем. В 1924 году первым председателем был Луценко Степан Анань­евич. В центре села, в одном из зданий размещался крестьянский банк. Ныне в нем — дом культуры. Здесь же стояла деревянная церковь. Было пять ла­вок и небольшой торговый рынок. В настоящее время в селе 6 магазинов, из них 2 продовольственных и 2 смешанных.

В 1909 году в селе школы не было. В 1914 году было построено два здания для размещения школ. Газета «Терек» 1 апреля 1924 года в ста­тье «Просвещение на местах» писала: «В селе Николо-Александровс­ком две начальные школы. Первая находится при сельском Совете. Здесь дети обучаются хорошо и школьных принадлежностей хватает. Школь­ный совет выбрали из бедняков. Вторая школа находится вдалеке отсельского Совета». В этих школах обучалось 230 детей, работало четы­ре учителя.
В 1934 году были построены здания школы-семилетки и детского дома. В настоящее время работает средняя школа, в ней обучается око­ло 300 учащихся, работает 27 учителей, все они имеют среднее и высшее педагогическое образование. Уже в 1924 году в Николо-Александровс­ком работал самодеятельный театр. «Трудно было его создавать, — рассказывает И. Попов, — мрачный, заброшенный сарай упорным тру­дом молодежи был превращен в зрительный зал. Не проходило и неде­ли, чтобы не было спектакля или вечера самодеятельности».

Несколько позже в селе действовало четыре клуба. Сначала в них демонстрировались «немые» кинофильмы, а с 1936 года — звуковые. Во всех клубах работали коллективы художественной самодеятельнос­ти, был духовой оркестр, штатные, оплачиваемые баянисты, хорошая библиотека. В настоящее время сельская библиотека имеет свыше де­вятнадцати тысяч книг. В школьной библиотеке 10 500 книг.
До Великого Октября медицинское обслуживание оставалось здесь жал­ким. Медпункт был открыт только в 1924 году, он обслуживался фельдше­ром. Село посещали различные болезни, которые уносили немало челове­ческих жизней. В настоящее время здесь работает амбулатория и аптека. В них трудится врач и три медицинских работника, имеющих среднее специ­альное образование.
Советская власть в Николо-Александровском была установлена в январе 1918 года. Сельскохозяйственное товарищество «Образцовый труд» было основано весной 1925 года. Это товарищество купило 2 маломощных трактора «Интернационал» и «Фордзон» (ГАСК. Ф-Р-1217, оп. 1, дело 170). В 1924 году создается колхоз «Коллективный пахарь». Его председателем избирается Марченко Иван Дмитриевич.
Тернистый путь у этого отдаленного степного села. Неслучайно его житель Николай Васильевич Жерлицын, написавший книгу о родном селе, которая вышла в свет в 2001 угоду, дал этой книге название «Из­гибы судьбы». В ней подробно и достоверно, со слов жителей села, рас­сказано об его истории. В 30-40-х годах оно было местом ссылки. А было это так. В 1931 году все коренные жители были выселены. Ониразъехались в окрестные села — Левокумское, Правокумское, Владимировка, Покойное, Прасковея, Орловка и другие. А в 1932 году сюда привезли из Средней Азии около двенадцати тысяч узбеков таджиков, киргизов и туркменов. Это были семьи раскулаченных баев, пособни­ков басмачей. Так их тогда называли. Разместили их в освобождав­шихся хижинах, сараях.
Село было разбито на десятидворки и сотни. Организовали комен­датуру во главе с комендантом, наделенным всей полнотой власти. Ус­тановили строгий комендантский надзор. Въезд в село разрешали только по пропускам. Устанавливалось время выхода и возвращения с рабо­ты. Седло стало именоваться трудпоселком № 3.

«Наступила зима 1932 года, — рассказывает в своей летописи Ни­колай Ильич Алексенко, длительное время работавший агрономом со­вхоза «Николо-Александровский», —- люди, никогда не видевшие та­ких морозных зим, приехавшие в легкой одежде, обуви, в тюбетейках, разноцветных халатах, а порой — ив босоножках, не умели даже обо­греть себя. Посреди комнаты, прямо на земляном полу, они разжигаликостры и, укутавшись в одеяла, сидели вокруг них днями и ночами. А для выхода дыма настежь открывали окна и двери. Русские печки они забили, а заслонки замазали глиной. Для спасения от гибели этих лю­дей из Ново-Романовки в срочном порядке было добровольно пересе­лено тридцать русских семей, ним учили ссыльных жить и работать в суровых условиях зимы».
Зарплату переселенцам не платили. Их лишь кормили. Для пита­ния было организовано несколько продовольственных пунктов, скла­дов. Продукты, выдавали на дом, по установленным нормам. Кроме этого, учащихся один раз в день кормили в школах. В голодный 1933 год выдача продуктов питания была доведена до минимума. Тоска по родным местам, неприспособленность к местным климатическим условиям, систематическое недоедание, тяжелый труд, а порой и жестокое обращение комендантского надзора увеличили смертность. В селе появилось много детей-сирот. Для них были организованы детса­ды и площадки постоянного типа, а вскоре — детский дом.
Весной 1935 года в село поступила новая большая партия пересе­ленцев — «кулаков» из районов Северного Кавказа. Это были, в боль­шинстве своем, люди, которые отказывались вступать в колхозы. Ни­какими кулаками они не были. Например, Степан Павлович Худобин, имел девять людей. В хозяйстве у него было 15 десятин земли, две коро­вы, 115 овец, две пары быков и две лошади. Семья была большой и с хозяйством управлялась без наемной силы. Василий Пантелеевич Ро­гов имел одиннадцать детей. Также был выселен как кулак в Николо-Александровку. Таких примеров много.

В связи с прибытием пополнения, в селе создали четыре сельхозар­тели, которыми руководили уполномоченные. Все жители были лише­ны политических прав. Молодежь в армию не призывали, ей не былодоверия. По своему составу село становилось все более многонацио­нальным. В нем жили узбеки, туркмены, таджики, русские, украинцы, чеченцы, осетины, ногайцы, представители народностей Дагестана — более двадцати национальностей. Жили дружно, как единая семья. Никаких межнациональных распрей не ощущалось.
В 1937 году трудопереселенцы получили политические права и впер­вые 12 декабря принимали участие в выборах Верховного Совета СССР. Очевидцы рассказывают, что этот день превратился в настоящий празд­ник. Село ликовало. На всех четырех избирательных участках к шести утра стояли длинные очереди. Каждый хотел проголосовать первым. Повсюду громкий смех, песни, веселые игры и танцы. В 1938 году на базе мелких коллективных хозяйств создается четыре более крупных колхоза — «Красный луч», «Заря Востока», «Вперед» и «Советский хлебороб». Кол­хозники стали получать плату за труд. Этот год оказался урожайным. На трудодни выдали по 5—6 килограммов зерна и по 8—10 рублей деньгами, радовались люди такой жизни.
Однако в 1941 году мирный труд нарушила война. В первые же дни после ее объявления свыше 700 мужчин и женщин села ушли на защиту Родины. 18 августа 1942 года село было оккупировано фашистами.Сразу же новые хозяева учинили жестокую расправу над 36 эвакуиро­ванными евреями, всех их собрали, погрузили на подводы и в сопро­вождении немецких солдат повезли к стометровому колодцу, стоявше­му в степи, в девяти километрах от села. Среди арестованных были ста­рики, дети, женщины. Трудно описать это злодеяние: были слышны ужасные нечеловеческие крики, плач детей. Взрослых расстреливали из пистолетов в затылок, а детям смертельным ядом мазали под носом и всех сбрасывали в глубокий колодец. Здесь же было расстреляно два раненых красноармейца.
13 января 1943 года село было освобождено от фашистских оккупан­тов. Колхозники собирали бродивший в степи скот, восстанавливали раз­рушенные колхозные постройки, сельскохозяйственный инвентарь, трак­торы. Каждый стремился внести вклад в восстановление хозяйств.

Героически сражались на фронтах великой Отечественной войны многие николо-александровцы. Из шести ушедших на фронт Минае­вых домой вернулся один, пять пали смертью храбрых на поле боя. Иван Манякин, Дмитрий Кульбашнин и Николай Маляров погибли в Ста­линграде под Мамаевым Курганом. А лейтенант Иван Жирков сгорел в танке при штурме Берлина. После окончания войны домой вернулисьнемногие. Среди них офицеры Николай Алексенко и Иван Оселедько, кавалеры многих боевых орденов и медалей, старшина Григорий Ар-динцев, рядовые Иван Мазняк и его сын Василий, Григорий Сивоко-зов, Андрей Ляшенко, Александр Филатов, Михаил Ежаков и многие другие. Возвратился и Михаил Стефанович Худобин, который защи­щал Сталинград, штурмовал Сапун-гору, освобождал Севастополь, Белоруссию, Прибалтику.
Жители села Николо-Александровского, как видите, внесли нема­лый вклад в дело Победы Советского народа над немецко-фашистски­ми оккупантами как на фронте, так и в тылу. «Однако и после войны они оставались «врагами народа»», проживая в спецпоселке НКВД.
И только по постановлению Совета Министров СССР от 13 авгус­та 1946 года «Об отмене особого режима в спецпоселках Ставропольс­кого края», подписанного Сталиным и управделами Чадаевым, не ста­ло коменданта, не стало надзора НКВД. Люди этого села получили свободу.» (Н. Жерлицын. Изгибы судьбы», стр. 93).

В 1951 году все совхозы села объединились в один, которому было присвоено имя Ворошилова. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1952 года Николо-Александровский сельский Со­вет был передан из Арзгирского в Левокумский район. В это время здесь насчитывалось 438 дворов и 1702 человека. В том же 1951 году в селе создали машинно-тракторную станцию (МТС). Колхоз имени Вороши­лова влился в колхоз имени Ленина.
В 1957 году в соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 2 апреля 1957 года № 166 «Об организации новых и укрупнении существующих совхозов Министерства совхозов РСФСР», Ставрополь­ский крайисполком принял Постановление № 277 от 11 -го апреля 1957 года «О создании на базе нерентабельных хозяйств колхозов имени Ленина, части имени Жданова, усадьбы Николо-Александровской МТС, участка государ­ственных земель, расположенных в Николо-Александровском сельском Со­вете совхоза «Николо-Александровский». За ним было закреплено 62 238,2 гектара земель, в то числе 30 042,9 гектара пашни. Основными производ­ственными отраслями нового совхоза стали тонкорунное овцеводство и зер­новое земледелие и отчасти молочное животноводство.

В 1968 году было проведено разукрупнение совхоза. В поселке Ленин­ском, на базе четвертого отделения, создали совхоз «Заря Востока». Чуть раньше Калмыцкой АССР отошли Манычские отгонные пастбища. По­этому земельная площадь совхоза значительно сократилась.